По И. И. Анисимову

   Оскар Уайльд (1856–1900) – одна из самых трагических фигур английской литературы конца XIX – начала XX веков. Затравленный ненавистным ему «общественным мнением», Оскар Уайльд был исковеркан и сломлен жизнью и, как и многие другие талантливые художники, погиб, далеко не осуществив всех возможностей своего яркого дарования.
   Уайльд родился в Дублине. Отец его был выдающимся ирландским хирургом; мать – поэтессой. В ее литературном салоне и провел свою раннюю юность будущий писатель. Он учился в Дублинском университете, затем поступил в Оксфордский университет. В годы пребывания в Оксфорде Уайльд примкнул к эстетскому направлению в искусстве. Культ красоты и искусство ради искусства стали его творческим кредо. Своей художественной задачей Уалд считал оппонирование приземленности обывателя.
   Из всего написанного Уайльдом наибольшую популярность приобрели сказки. Многие из них были созданы им «в устной традиции» – вначале писатель рассказывал их на ночь своим сыновьям. Чуть позже он записал их на бумаге и издал два сборника сказок.
   Лучшие его сказки (как и рассказы) выходят за пределы декларируемой им творческой позиции. Пользуясь приемом прямого столкновения противоположных моральных принципов, Уайльд обличает в них алчность и корысть буржуазных нравов, противопоставляя им искренние чувства и привязанности простых людей, не загрязненные холодным расчетом и составляющие подлинную красоту человеческих отношений.
   Сказки «Счастливый принц» и «Молодой король» рассказывают о несправедливом устройстве общества, в котором те, кто трудится, терпят нужду и лишения, в то время как другие роскошествуют за счет их труда. В «Великане-эгоисте» и «Преданном друге» он показывает, как эгоизм и алчность собственнического мира убивают вокруг себя всё живое; в «Замечательной ракете» блестяще высмеивает пустоту и чванливость кичащейся своей родовитостью знати. В сказке «День рождения инфанты», по наблюдению критиков, отражена судьба самого писателя: как и карлику в сказке, который жил в радости и неведении о собственном уродстве в лесах, общество открывает ему глаза на его «непохожесть» и делает это довольно жестоко.
   В круг детского и юношеского чтения входит и новелла «Кентервильское привидение», где Уайльд с веселой, а подчас и едкой издевкой, противопоставляет практицизм американских буржуа чопорным традициям старинного английского рода, одинаково иронизируя над обоими.